Выпуск #17

о Звездных войнах, братьях Райт, неограниченных возможностях, Валерии Розове и Карле Бенише

Парашютисты

Привет!

Вы уже посмотрели новую часть Звездных войн? Ребята из Blue Origin, частной аэрокосмической компании, точно не пропустили премьеру. Фильм их вдохновил настолько, что они отправили манекен Люка Скайуокера в космос.

12 декабря суборбитальный корабль нового поколения Нью Шепард (New Shepard) стартовал с полигона в Техасе. Корабль достиг расчетной высоты около 100 километров. После отделившаяся от носителя капсула для экипажа, с невредимым Скайуокером на борту, спустилась на землю на парашютах, приземлившись через 10 минут 6 секунд полета, а ракета совершила управляемую двигателями вертикальную посадку. По словам компании, иллюминаторы, которыми оснащена капсула для экипажа, являются самыми большими в истории космонавтики.

Вот видео процесса испытаний:


* * *

А 114 лет назад, 17 декабря 1903 года, американские изобретатели, конструкторы и лётчики братья Райт, Орвилл и Уилбур, совершили первый в мире полет на самолете с двигателем внутреннего сгорания. Полет состоялся в штате Северная Каролина в местечке Китти Хок возле холмов Килл Девил Хиллс.

На фото запечатлен тот самый полет, за штурвалом самолета Орвилл, Уилбур — ждет на земле.

Первый полет братьев Орвилла Райт


* * *

Возращаемся в наши дни: вчера, на аэродроме Раменское (Жуковский) состоялся первый испытательный полет самолета Сухой Суперджет 100 (Sukhoi Superjet 100) с установленными законцовками крыла. Только посмотрите, какой красавец.

Сухой Суперджет 100 (Sukhoi Superjet 100)


Фоторепортаж с места испытаний:

Конфигурация законцовок в виде сабли, установленная на Sukhoi Superjet 100, стала результатом комплекса расчетных исследований, инженерных и экспериментальных работ, проведенных разработчиком самолета — компанией Гражданские самолеты Сухого при участии Центрального аэрогидродинамического института имени профессора Н. Е. Жуковского (ЦАГИ).

Геометрия законцовок была определена с применением инновационных методов трехмерной оптимизации на базе численных расчетов аэродинамики (CFD), которые являются уникальной разработкой ЦАГИ, активно используемой в авиационной отрасли России, в частности в программе Sukhoi Superjet 100.

По результатам расчетно-экспериментальных работ было выявлено, что установка саблевидных законцовок позволяет одновременно улучшить взлетно-посадочные характеристики и снизить расход топлива не менее чем на 3%.

Ожидаемое улучшение взлетно-посадочных характеристик оценят авиакомпании, эксплуатирующие SSJ100 на региональной сети аэродромов, а так же в условиях жаркого климата и высокогорья.

<...>

Испытательный SSJ100 с бортовым номером 95006 взлетел в 12:27 мск. Его пилотировал летчик-испытатель ГСС Сергей Коростиев.


* * *

Фотограф Слава Степанов опубликовал подборку фотографий из окна самолета за 2017 год.

Высота всегда была способом посмотреть на мир другими глазами. Но в повседневной жизни ощутить её не так просто. Далеко не всем доступны виды с высоких этажей дома или офиса. Но практически каждому, кто оказался у иллюминатора самолёта, открываются потрясающие виды с высоты 10 километров.

Северное сияние над Ямалом, ночные огни Санкт-Петербурга, серебристые облака над Сахалином, сотни кораблей на рейде в Стамбуле, Красная поляна в Сочи, японский остров-вулкан — всё это мне удалось сфотографировать за этот год только благодаря месту «у окна».


* * *

На сайте risk.ru опубликовали лекцию Серафима Пикалова «Человек с неограниченными возможностями». Серафим — экстремал до мозга костей, в 2008 году он потерял часть ноги, но увлечениям своим не изменил — продолжил кататься на сноуборде, серфе и лазить по скалам, попутно завоевав немало наград.

Посмотрите видео — человек очень крутой и позитивный.


* * *

А теперь о другом крутом и позитивном человеке. Позавчера, 20 декабря, прошло 40 дней после гибели Валерия Розова на горе Ама-Даблам в Непале.

Вот видео его прыжка на этой горе 4 декабря 2017 года — первого в истории и одновременно последнего.

А на портале СпортЭкспресс опубликовали большой интересный материал о Валере — о том, каким его знали близкие и друзья.

Президент федерации Альпинизма России Андрей Волков тоже был близким другом Розова. Бывший ректор бизнес-школы «Сколково» и доктор технических наук рассказал, каким он помнит легендарного бейсджампера.

— Мы встретились на чемпионате СССР по альпинизму, — вспоминает Волков. — Выступали на стене «Свободная Корея». А познакомились в 2003 году, когда я начинал прыгать с парашютом. Представьте, какая разница между заслуженным мастером спорта по парашютному спорту и человеком, который осваивает этот вид деятельности. Но Валера общался со мной, как с равным — никакого снобизма. А через два года мы уже прыгали вместе и в 2005 участвовали в рекорде страны по массовому прыжку с парашютом. Это сейчас у меня более 150 восхождений за 38 лет и три сотни бейс-прыжков.

Одно время я ездил с ним почти во все поездки. В Германию, Австрию, Италию, Норвегию — туда, где есть горы и прыжковые стены. Мы вместе читали книги, смотрели кино, спорили о судьбах нашей родины. Обычно, когда мы прыгали вместе, Валера прыгал первым, а по приземлении по рации выдавал свой комментарий. Иногда он говорил: «Андрей, не рекомендую»! Для меня это звучало, как закон — переставал даже думал о прыжке. Он брал таким образом на себя высокую ответственность — оценивал мое состояние, сложность точки отрыва и погодных условий. Кстати, когда я был ректором бизнес-школы «Сколково», Валера был там популярным спикером. Он рассказывал, как люди принимают решения в экстремальных ситуациях.

Просто воображая прыжок, любой бейсер испытывает страх. В это состояние спортсмену не нужно себя искусственно приводить. Но это не паника, а уровень тревожности. Суммарно я сделал больше 300 прыжков. Первые 20-30 вызывают настоящий животный ужас. Падать в пустоту — противоестественно для человека. Это заложено на уровне психофизиологии. Даже когда у меня было 100-150 прыжков датчики показывали, что в момент отделения от скалы и открытия парашюта пульс подскакивает. Во время полета ты как птица. Вообразить это нельзя. Но никакой эйфории нет — ты полностью сосредоточен и собран. Состояние, как перед важным поединком. А после прыжка наступает радость. Все прыгают именно ради этого чистого счастья.

<...>

— Как-то раз, — продолжает Анатолий Кузичев. — Мы делали программу о бейс-фестивале в Малайзии. Розов и еще большая компания бейсеров из разных стран прыгала с башен в Куала-Лумпуре, знаменитых Петронас Твин-Тауэрс. Один бейсер там не поймал воздушный поток. А установленная на шлеме камера все зафиксировала. И как он ударился об дом, и как потом полетел кубарем. Как затем получил множество переломов. Но главное — остался жив. Валера тогда спокойно и подробно описал, что он сделал не так, а что — именно так, отчего и остался жив. Так — значило хладнокровие и собранность. Часто приходится объяснять, что экстремалы — не те люди, которые рвутся в горы с криками: «Помирать, так с музыкой!». Это совсем не про Розова. Сначала Валера изучал место приземления, место отрыва, погоду. Уровень продуманности — невероятный. При хотя бы капле раздолбайства первый прыжок стал бы последним. Выйти вразвалку — самое страшное, что могло быть в его работе. Необходимо мотивировать себя. Малейшая потеря настроя могла привести к краху. Возможно, он чувствовал это, но гнал от себя недомотивированность. Хотя Валера занимался этим всю жизнь...

10 ноября, когда пришли новости о его гибели все были ошарашены. Я потерял очень близкого человека. И он погиб там, где ему не было равных. «Как же так?» — возникал вопрос у всех. Ответ на этот сложный вопрос есть у Андрея Волкова

— У меня две версии, почему произошла трагедия, — рассказывает он. — Первая: прыжки в высоких горах — редкость. Способных на подобное экстремалов можно пересчитать на пальцах одной руки. Думаю, Розов был уставшим после восхождения на семитысячник. Пять дней Валера уже находился высоко в горах. А на высоте больше шести тысяч метров организм не восстанавливается полностью — только расходует силы со временем. Это могло повлиять на реакцию и принятие решений. Хотя я видел фотографии и съемку. Могу сказать, что отделение от скалы было штатным и безошибочным.

Вторая версия: перепады давления и сильно разреженный воздух создали воздушный провал. В сверхвысокой сложности прыжка это могло сыграть важную роль. До «первой полки» 85 метров. Эти прыжки сам Розов называл «бескомпромиссными». В таком случае ты не имеешь права допустить ни одной неточности. Это край возможностей в бейсе. Такое делает, максимум, семь-восемь человек. Было бы хотя бы 600 метров свободной вертикали — можно даже двойное сальто делать, а тут права на ошибку нет! У Розова в первый раз все прошло успешно, а во втором прыжке произошло досадное недоразумение. Тонкое влияние высоты и холодного воздуха сложилось трагически. Хотя никакой грубой ошибки он не сделал.

<...>

— Валера раздвигал представление о человеческих возможностях, — считает Андрей Волков. — Он был первопроходцем в спорте. Это был испытатель! Романтик не по отношению к горам, а к людям, Розов был идеалистом. Валера прыгал ради процесса! Просто он так здорово это делал, что прыжки позволили ему еще и зарабатывать. Им двигала жажда исследования. Он пробовал, экспериментировал и тратил на это много времени. Он много читал, выполнял большую интеллектуальную работу. Валера был сам себе инструктор и аналитик. Человек-лаборатория! Очень мало спортсменов с подобной самодисциплиной. Бейс был непрерывным наращиваем сложности. Розов поднимал планку с таким темпом, что все вокруг не выдержали. Мы много прыгали вместе, но в какой-то момент соответствовать стало невозможно.

Сочетание несочетаемого — идеализм и расчетливость делали его творческим человеком. Он создавал новое. И был предан одному делу. Он посвятил этому жизнь. Розов, не взирая на обстоятельства и точки зрения, двигался одним курсом. Мало людей, способных на такое.

Розов сильно переживал, когда о нем нелестно высказывались другие бейсеры. Он был лидером, а таким всегда завидуют. Некоторые критиковали Валеру за то, что он возится с новичками вроде меня. Но мы все, очень разные, сплотились вокруг него. В 2005 году все эти неординарные люди, его будущие друзья, начали учиться у Розова. Валера был суперобразцом, и мы шли за ним. А Розов тратил часы на объяснения и отвечал на любые вопросы. Эта его альтруистическая педагогическая практика поражает. Хотя тогда нам это казалось естественным. Это я ценю больше всех величественных достижений. Я начал прыгать в 43 года! Это безумие с бытовой точки зрения! Только надежный и искренний человек может сподвигнуть на такое!


* * *

И в завершении выпуска прекрасный фильм о Карле Бенише «Солнечный супермен» (Sunshine Superman).

«Это фильм об исполнении мечты. Мара сняла фильм о мечте человека о полетах. Многие из тех, кто летают в вингсьютах, не знают о Карле Бенише, но я бы сказал, что наследие Карла Бениша состоит уже в том, что они могут заниматься этим спортом. Он показал миру, что это возможно. Он вдохновил людей на преодоление искусственных преград».


* * *

До встречи через неделю. Летайте безопасно!


22 декабря 2017 г.


Архив выпусков

Подпишитесь на рассылку, если хотите получать выпуски дайджеста на электронную почту.