Выпуск #45

о небе, автожирах, кругосветном перелете и особенностях выброски в болотистой местности

Зимние забавы

Привет!

Со старым новым годом, друзья! Как ваши каникулы? Уже успели полетать в новом году?


* * *

Для начала — подборка красивых видов из окна самолета. Эх, небо мое, родное, скучаю...

Небо


* * *

Добрые старые технологии иногда приходят на выручку новым :) Во многих странах существуют запреты на полеты дронов, даже профессиональных, над скоплениями людей. Причина очевидна: при падении в результате сбоя или ошибки пилотирования дрон легко может покалечить.

И вот хорошая новость: сертифицирована первая парашютная система, обеспечивающая безопасное приземление дрона, потерявшего подъемную силу. Важно, что сертификация стала возможна потому, что был разработан и принят международный стандарт для парашютных систем: тот случай, когда нормативная база правил и стандартов в новой области эволюционирует синхронно с индустрией, и реально помогает, а не тормозит.


* * *

Неплохой пост про полеты на автожирах.

Автожир

Автожир — не вертолет. Почему? Функция винта здесь — свободно раскручиваться от набегающего потока воздуха и держать устройство в воздухе, пока задний мотор с пропеллером двигает его вперед. Образно говоря, над кабиной повешен большой круглый диск — восемь метров в диаметре. Просто этот диск не сплошной материальный объект, а дыряво-размазанный, потому что лопасть бывает в каждой точке этого диска хоть и ежесекундно, но недолго. <...> У гироплана есть ряд преимуществ: он считается надежнее и самолета и вертолета. В основном за счет того, что в случае поломки двигателя способен сделать мягкую посадку где попало — всё на той же свободной авторотации. С работающим двигателем он может зависать в воздухе и приземляться в точку как вертолет. Но для взлета этой модели нужна полоса разбега до 200 метров. Это мало. Чтобы достичь такого короткого разбега, верхний винт начинают раскручивать еще на земле специальным моторчиком. Поднять он аппарат конечно не может, но это позволяет не ждать набегающих потоков воздуха, а начать разбег с уже готовым «диском» над головой.

<...>

Гироплан этого типа обычно летит с крейсерской скоростью 130 км/час. Ему не важна погода — кабина закрытая и даже немного отапливаемая, он может летать в дождь, снег, в мороз. Топливо — обычный бензин АИ-95. Расход — 18 литров за час полета (измеряется в таких единицах), то есть около 13 литров на 100 км. То есть, фактически автомобиль. Полет обычно проходит на высоте от 150 до 500 метров, хотя мог бы подниматься до 3 километров. Высоту полета диктуют диспетчеры. Переговоры с диспетчерами занимают заметную часть полета в ближнем Подмосковье: здесь всё поделено на зоны, и у каждой второй опушки ты должен докладываться, что выходишь из одной зоны и просишь разрешения на влет в другую согласно ранее заявленному плану полета. Вдали от Москвы такого уже нет. Высоту полета диспетчер предлагает чаще всего в гектопаскалях — по давлению воздуха, которое чем выше, тем меньше. «Вход в зону разрешаю, возьмите 300 метров по давлению тысяча тринадцать гектопаскалей...» Впрочем, приборы гироплана позволяют достигать нужной высоты ловко и быстро. А управляется гироплан одной рукояткой — он очень чувствительный и удобный в управлении.


* * *

Андрей Иванов, авиационный инженер и частный пилот, продолжает писать о своем кругосветном путешествии: перелеты из Тарко-Сале в Норильск и из Норильска на Хатангу и Саскылах.

Взлетали из Тарко-Сале весело. Пожарная машина пролила песок перед нашими самолётами, мы подкопали выкаты, подождали немного, пока лужи воды впитаются в песок мы по очереди выскочили на мокрый перрон. Дальше важно было уже не останавливаться и не замедляться. Разбег начался ещё на рулёжной дорожке и перешёл на ВПП, где и выполнили взлёт.

<...>

Обстановка в Алыкеле (основной аэродром Норильска) враждебная. Каким то чудом Олег и Эдуард сумели завезти с Дудинки наш бензин в Алыкель. Аэропорт уже выставил «конский» ценник за стоянку самолётов (около 20 тыс. руб в сутки — если мне память не изменяет). Все попытки объяснить, что мы не коммерсанты, это авиация общего назначения, у нас маленькие самолёты, и у нас просто нет другого выхода, не на дорогу же садиться, натыкаются на грубые ответы руководства: «Вы к нам в гости прилетели! Мы вас не приглашали! Чего вы здесь забыли? Не надо диктовать нам свои правила!» А при этом —ВПП Дудинки разобрано, Валёк перекопан... И сделано это по команде руководства Алыкеля...

<...>

Да, что говорить — не успели мы зарулить на малыше Borey, как первым нас встретил инспектор Ространснадзора, который проверив документы тут же докопался до Валерия Ивановича вопросом — почему он зарулил на стоянку не строго по разметке. Завидую я выдержке Валерия Ивановича, который тихо и спокойно объяснил, что чётко выполнял команды встречающего техника. Дальше последовали попытки навязать автобус, обслуживание. Мы замахали руками, что никуда не поедем и не пойдём. Сейчас заправим бензин и улетаем.

Как только «мелкие» начальнички рассосались — к нам подошли нормальные люди: техники, инженера, пилоты вертолёта. И вот тут пошло уже человеческое общение. Оказалось, что даже здесь есть настоящие авиаторы! Те, кто мечтает купить свой самолёт и летать, те, кто летает потому, что любит небо и полёт. Но в аэропорту невозможно базироваться частнику... Поэтому многие люди только мечтают... Приехали журналисты с местного ТВ, которые взяли интервью у экипажей. Постепенно обстановка разрядилась. С Валерием Ивановичем мы заправили Borey, помогли другим экипажам. Подписал открытку Лене и попросил журналистов бросить её в почтовый ящик в городе. Надеюсь, что она получила эту открытку...


* * *

Редбулл снимает сериал «Miles Above» о парашютистах, бейсерах, спидфлай-пилотах и парапланеристах.

Идет уже третий сезон. Серии небольшие — 10-20 минут, но интересные. Вот, например, выпуск о полетах на Аляске


* * *

Не перематывайте. Просто наслаждайтесь нарастающим отчаянием...


* * *

На этом пока все. Летайте безопасно!


13 января 2019 г.


Архив выпусков

Подпишитесь на рассылку, если хотите получать выпуски дайджеста на электронную почту.