Выпуск #7

о детях, рекордах, вингсьют-акробатике, северном сиянии и безотказном дубе

Дуб

Привет!

Завершил парашютный сезон и убрал высотник до весны. Шлем и комбез остаются в боевой готовности — скоро в трубу! А у вас как дела?


* * *

На Скайцентре опубликовали занимательный очерк Олега Чернышенко. Он работает тандем-инструктором в Японии на дроп-зоне «Скайдайв Фуджиока». Отрывки из его рассказа о прыжке с двенадцатилетним мальчиком:

Слежу за своим Маленьким Принцем. Что-то говорит мне, что в данный момент он скорее «Маленький Узник». Поля гольф-клуба, Фуджиока и озеро Ватарасе, похожее с высоты на стилизованное сердечко, проплывают под нами. Смотрится все классно, хотя не уверен, что Ута воспринимает картинку также, как я. Он продолжает улыбаться. Скорее всего, видит родную планету с такого ракурса впервые. Вариометр показывает набор 7.5 м/с, мой высотомер пытается соревноваться с секундомером... и "Господа юнкера, собираться пора!"©.

<...>

Мальчик кивает, но что-то говорит мне, что пацану страшновато. Видимо, неотвратимость прыжка начинает наезжать на него, как поезд в фильме братьев Люмьер. Парня начинает потрясывать ("Только этого и хватало нашему славному гвардейскому экипажу«© ) и это не самый лучший знак. Начинаю похлопывать пацана по плечам и на ломаном японском выговаривать что-то типа «Давай! Ты смелый! Это кайф!». Ута кивает и мужественно пытается улыбаться.

<...>

Вот мы и подошли к апофеозу этой трагедии, а как ещё назвать наше приключение? Пробегаю по контрольным точкам. Мы поворачиваемся к обрезу двери, и я вывешиваю пацана наружу. Вид трёхкилометровой пропасти под ногами гипнотизирует большинство взрослых, что уж говорить о моем парнишке. Он перегибается маленьким червячком вперед и глазеет, и, как мне кажется, голосит что-то — на скорости около 140 км/час не все слышно. Нахожу правой ногой переднюю ступеньку, левой подкос полоза шасси, опираясь на сидение, отвожу голову пассажира назад, надавливанием на плечи напоминаю о прогибе и даю отмашку оператору. «...Кто не спрятался, я не виноват!». Мы валимся вперед, планета начинает вращаться вокруг нас, по-моему, пацан голосит (и мне жаль его). Все, слава Богу, идет хорошо — пассажир маленький и не пытается брыкаться или хватать что-нибудь. В процессе доворота на 180, выбрасываю дрог, краем глаза фиксирую видеооператора. «Четыре секунды — полет нормальный!» Дрог запущен, мы идем стабильно. Хлопаю Маленького Принца по плечу, но тот не реагирует. Беру его руки и развожу в стороны. Показываю перед его лицом оттопыренный большой палец: у нас все нормально! А вот и оператор уже перед нами. Пытаюсь показать моему пацанчику оператора — новый объект в поле зрения, обычно, отвлекает пассажира от факта падения. Но, это не тот случай. Пацан на оператора реагирует слабо и голову не подымает. Сатоши-сан всегда очень серьезен и профессионален. Он опускается ниже, чтобы снимать лицо с другого ракурса. Мне, как почти стороннему наблюдателю, картинка начинает не нравиться. Похоже, что вся эта катавасия давит на психику моего Маленьго Принца: тот начинает как-то съёживаться и, что я вижу впервые за 23 года тандемов, пытается закрыть уши ладонями.

В качестве эпилога Олег рассуждает о возрасте, когда ребенок готов к первому прыжку:

Будучи сам парашютистом, я всегда был за парашют. Однако придерживаюсь консервативных взглядов в отношении прыжков в раннем возрасте. Я категорически против принуждения. Если у молодого человека есть навязчивая идея попробовать, то, наверное, можно дать такую возможность. Однако, лучше это сделать лет в 14. Я совершенно против позиции некоторых родителей (особенно, когда оба из них прыгают) «Давай нашего (у) сбросим!». Причем родителей совершенно не смущает возраст их чада. Мол, да он (она) у нас привычный (ая). Считаю такую позицию ярким проявлением эгоизма: мне нравится, значит, и вам понравится.

Я сам никогда не прыгал с парашютом в тандеме и свой первый прыжок совершил в 18 лет, но часто вижу на аэродроме, что чем дольше ребенок ждет и мечтает о прыжке, тем больше у него ярких эмоций и тем сильнее желание продолжать.


* * *

Бейс-фестиваль в Сочи никого не оставил равнодушным: установлен мировой рекорд по массовости прыжка — 25-way. Парашютисты прыгали с подвесного моста высотой 240 метров и протяженностью примерно 440 метров. Получилось очень красиво, смотрите сами (рекордный прыг начинается на 2-й минуте видео):

Был на фестивале и еще супер-классный прыжок — с дубом. Вот как о нем написал на своей страничке ВКонтакте Семен Лазарев:

Вернулся из Сочи, с бэйс-фестиваля BaseDays-2017... Сначала, пожалуй, выложу видЭо прыжка, который лично меня поразил более других, иных прочих. Это конечно прыжок Артура с дубом. Можно по разному относиться к странному увлечению этого человека — бэйс прыжки с не предназначенной для этого занятия матчастью... Но ему, тащемта, абсолютно насрать, как вы к этому относитесь, да...Он единственный человек в мире, прыгавший бэйс с Д1-5у. Ну, даже если и не единственный, ему тоже на это по... всё равно (меня дети и бабушки читают). Бэйс Артур прыгает давно, и отлично понимает как и что работает, он много прыгал с ПЗ-81, специально дорабатывая советскую запаску, добившись надёжной её работы в различных видах прыжков. Была у него странная мечта прыгнуть с «Дубом», и человек к ней шёл. Дорабатывал парашют, бросал тестовые грузы, приехал специально в место где по всем рассчётам с запасом места, распрыгался, и терпеливо ждал подходящих условий... Было видно, что ему страшно. Страшно было Разорёнычу, в потных ладошках сжимал рацию Димош Московский, экзит притих... даже ведущий, абсолютно левый человек, понимал, что происходит что-то совершенно из ряда вон выходящее. Абсолютный и безкомпромисный сюрр. После приземления Артура у меня было желание снять систему и уйти по мосту. Теперь то я видел всё. Попса весь этот ваш бейсджампинг, детский сад... А Артур, победив себя, остался один на площадке приземления смотреть на мост и пить пиво!

Посмотрите видео, обязательно посмотрите:


* * *

И еще одно красивое видео с чемпионата России по вингсьют-акробатике, который проходил с 25 по 27 августа на базе Скайцентр. Команды состояли из двух перформеров и одного оператора. Спортсмены крутили сальто, бочки, летали на спине и перестраивались.


* * *

Фотохудожник и парапланерист Борис Вахмистров устал снимать северное сияние с земли и поднялся на мотопараплане на 2 км — фотографии получились невероятные.

Дважды этой осенью специально выезжали караулить сияние и оба раза — неудачно. Один раз просто не было сияния, хотя по прогнозам оно ожидалось. Второй раз было облачно (для нас, правда, это не было помехой и я с удовольствием слетал бы за облака — это было бы совсем круто) и было сияние. Однако, сильный ветер у земли и в воздухе унёс прочь все наши желания о взлёте. Что тут скажешь — мы слишком зависим от погодных условий.

Как и положено по всем канонам и присказкам, на третий раз нам просто обязано было повезти. Подождать тоже пришлось немного. Графики на соответствующих сайтах уже зашкаливали, на небе появились признаки приближающегося спектакля. К тому же нам оказывал поддержку наш главный гуру по сияниям, периодически сообщавший нам ситуацию в космосе (ни много, ни мало). Ну мы и начали готовиться. У земли температура немного упала и по полю поплыл туман, стало чуть прохладнее и по-осеннему промозгло. Трава моментально промокла, встал вопрос о том, сможем ли мы вообще взлететь. К тому же было уже довольно темно, что добавляло экстрима: фонарей — нет, город — далеко. Крыло раскладывали и собирались при свете фонариков (фары машин были направлены по ходу взлёта, чтобы видеть «взлётно-посадочную полосу».


* * *

А вот одна из самых известных картин второго пилота рекордного перелета через Северный полюс Андрея Борисовича Юмашева.

АНТ-25 - картина Юмашева

Традиционно завершаю выпуск конспектом фильма «Люди, сделавшие Землю круглой». Первая часть заключительной серии:

«Ваши достижения вызывают чувство большого восхищения»
Ф.Рузвельт

  • Пройдя полюс, АНТ-25 продолжает набирать высоту. Вокруг сгущаются облака, начинается борьба с фронтом циклона. Летчики поочереди работают в кислородных масках — экономили кислород.
  • Идут вторые сутки перелета. До берегов северной Канады все проходит на удивление спокойно. Они идут с опережением графика. Юмашев успевает рисовать акварели и делать наброски для будущих картин.
  • На АНТ-25 не были переговорного устройства, а перекрикивать шум мотора — значит сорвать голос в первый час полета. Поэтому члены экипажа общались с помощью записок.
  • Над Сиэтлом самолет встретила стена облаков — тот же циклон, через который прорывался Байдуков. В облаках началось сильнейшее обледенение. Громов сворачивает к Тихому океану.
  • На конечном участке перелета Громов провел за штурвалом более 13 часов.
  • АНТ-25 пролетает над Сан-Франциско. Мировой рекорд дальности полета по прямой побит.
  • Горючего в баках гораздо больше, чем ожидалось. Данилин радирует в Москву: «Топлива хватит до Панамы». Но из Москвы приходит строгий приказ садиться в США: этим рекордом в первую очередь должны восторгаться американцы. Самолет повернул на Лос-Анджелес. Громов ищет площадку приземления поближе к Мексике.
  • В то же утро, 14 июля 1937 года, экипаж Чкалова прощается с Америкой.
  • Перелет Громова по маршруту «Москва — Новая Земля — остров Рудольфа — Сиэтл — Сан-Франциско — Лос-Анджелес — Сан-Джасинто» длился 62 часа 17 минут. Они пролетели по прямой 10 148 км, а фактическое расстояние составило 11 500 км.
  • Толпы местных жителей мчались к месту посадки. Хозяин поля обнес самолет веревкой, сделал входные ворота и брал плату с желающих подойти к самолету. Остатки бензина слил в пузырьки и продавал. Для привлечения зрителей он даже повесил указатели на ближайших дорогах.
  • Летом 37 года Леваневский готовится к первому трансполярному коммерческому рейсу, который должен перевернуть представления людей о роли авиации в мире.
  • Для этой цели был выбран новый четырехмоторный ДБ-А конструкции Виктора Болховитинова. Леваневский буквально влюбился в этот самолет.
  • Вторым пилотом экапажа стал летчик-испытатель Николай Кастанаев.
  • Для конструктора Болховитинова новость о будущем перелете стала ударом. ДБ-А — бомбардировщик, а не самолет для спортивных рекордов. Машина неустойчива, управлять ею в болтанке или вслепую очень тяжело. Самолет страдает множеством «детских болезней» — постоянно что-нибудь ломается.
  • Болховитинов настаивает, что ему нужен минимум год, чтобы довести машину до ума. Но перед ним ставят убийственную задачу: самолет должен быть готов через 3 месяца.
  • Заводская бригада неделями не уходит с аэродрома. Болховитинов почти не спит.
  • Синоптики предупреждают: чем ближе осень, тем хуже погода. Если не успеть до сентября, то перелет придется отложить на год.
  • В экипаже нарастает нервозность. Леваневского вызывают Севастополь осваивать летающую лодку, купленную в США по его рекомендации.
  • Тем временем Громов, Юмашев и Данилин начинают свое путешествие по Америке. Их объявляют почетными гражданами Лос-Анджелеса. Юмашеву предлагают сняться в кино, гонорар — один миллион долларов. Юмашев отказался.
  • Утром 24 июля они прилетают в Вашингтон на встречу с Рузвельтом.
  • На прощание Юмашев подарил Рузвельту советскую марку с изображением экипажа Громова — президент был страстным филателистом.
  • Оба самолета АНТ-25: Чкаловский, и Громовский, — разобраны и погружены на корабль. Вместе с ними в СССР плывут 6 легковых автомобилей — в Америке обоим экипажам настоятельно рекомендовали взять себе автомобили, причем дорогие и престижные модели. Чкаловцы покупают себе шикарные паккарды, Данилин и Юмашев — по кадиллаку, а Громов, истинный спортсмен, — спортивный корд.

* * *

На этом все, интересных выходных. Летайте безопасно!


13 октября 2017 г.


Архив выпусков

Подпишитесь на рассылку, если хотите получать выпуски дайджеста на электронную почту.